«Назад

Государственная санитарно-эпидемиологическая служба Якутии в годы Великой Отечественной войны

Государственная санитарно-эпидемиологическая служба Якутии

в годы Великой Отечественной войны

 

Великая Отечественная война – особая страница не только в истории нашей страны и Якутии, но и санитарно-эпидемиологической службы.

    

Сложные задачи военного времени, горечь потерь и утрат, голод, колоссальное духовное, физическое напряжение, которые легли на плечи населения, многократно усугубили положение тыла. Сколько человек умерло от голода в тылу, до сих пор неизвестно. Возникла колоссальная угроза всевоз­можных инфекционных вспышек и эпидемий.

В 1941 году было засвидетельствовано 753 случая заболеваний брюшным тифом, в 1944-м – 971. Главная причина – низкое качество воды, не помогали даже прививки. «Заболеваемость тифом и паратифами в Якутске в 1941-1947 годы была высокой и носила вспышечный характер. Максимум заболеваний приходился на весну, когда начинал таять снег.   Заболеваемость держалась до тех пор, пока люди не стали получать воду из подмерзлотной скважины, а потом водозабор перенесли на Даркылах и воду начали усиленно хлорировать», – вспоминала А. Трубицина.

В этих условиях сохранение эпидемиологического благополучия стало важной государственной задачей. Только жесткие и профессионально выверенные меры, предпринятые специалистами санитарно-эпидемиологической службы, позволили избежать большой беды в городах и районах. Этим Якутия обязана Александре Алексеевне Трубициной, Антонине Сергеевне Алексеевой, Анне Семеновне Семеновой, Наталье Петровне Рагозиной, Виктории Вячеславовне Сержант, Моисею Яковлевичу Хадецкому, Б. Ф. Андрееву, Александре Хрисанфовне Литвинцевой, Ядвиге Иосифовне Реут и другим организаторам противоэпидемических мероприятий, санитарным врачам, которые составляют гордость службы и здравоохранения республики.

О том, насколько серьезно относились к противоэпидемическим мероприятиям, свидетельствует образование в Якутии в 1941 году четырех санэпидстанций: в Якутске, Алдане, Вилюйске и Олекминске, пяти малярийных пунктов, двух санитарно-бактериологических лабораторий и дезинфекционного пункта.

В феврале 1942 года вышло специальное постановление Государственного комитета по обороне «О мерах по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и в Красной Армии», а через три месяца Наркомздрав СССР издает приказ, обязывающий всех медиков проводить проти­воэпидемическую работу. Причем они получили право привлекать к этому и общественные организации.

В 1943 году коревой пункт был преобразован в коревую лабораторию. Ее заведующей стала Е. Я. Румянцева, которая проработала там до 1950 года. Александра Трубицина назначена главным врачом СЭС города Якутска.

«Развитие санитарно-эпидемической службы проходило нелегко, – писала Александра Алексеевна. – В суровые военные годы материальная база СЭС была крайне слаба, плохо было с транспортом, лабораторным оборудованием, не хватало медиков. Заболеваемость была очень высокой. Эпидемии брюшного тифа повторялись ежегодно... А помимо него в больших количествах регистрировались дифтерия, коклюш, скарлатина, корь, дизентерия и т. д. Наши эпидемиологи обслуживали все инфекции: от брюшного тифа до ветрянки. Проводили в очаге все нужные мероприятия, если надо устанавливали карантин, госпитализировали больных в стационар. А еще делали прививки против кори, брюшного тифа и дифтерии».

Все медики в республике отозваны на работу. А когда началась массовая мобилизация в больницах и поликлиниках, врачей стали подменять коллеги из санитарной службы. Но все равно рабочих рук не хватало, Якутск принимал беженцев и сосланных, они везут с собой вещи, детей и... болезни. Если до войны сыпной тиф в Якутске уже не встречался, в 1942-м зарегистрировано два случая, в 1944-м – четыре, в 1945-м – тринадцать. И все привозные.

Скопление большого количества народа всегда чревато разгулом инфекций, этого ни в коем случае нельзя было допустить. Во многом благодаря глав­врачу А. Трубициной Якутску удалось избежать эпидемий. На нынешней улице Чиряева был срочно открыт санпропускник, растетколичество дезинфекционных камер. Если в 1940 году в Якутии была лишь одна, в 1941-м уже 58, в 1942-м – 205. Людей обучали прямо на местах. В одном только 1944 году было выполнено 6397 дезинфекций в городах и 3 725 – на селе.

К этому году число государственных санитарных инспекторов в районах республики составляло уже 28 человек, и у них было 46 помощников. Это уже была сила. Но и их катастрофически не хватало. Вархивных документах сохранены краткие данные о работе инфекционной службы. 1945 год характеризовался вспышками кори и туляремии, вследствие чего разворачивались дополнительные стационары. Снизилась по сравнению с прошлыми годами заболеваемость брюшным тифом, дизентерией, паратифами. Летальность составила 3,5% (86 человек). В основном насе­ление болело скарлатиной, дизентерией, дифтерией, брюшным тифом, корью, гриппом, рожей, туляремией, сыпным тифом, сохранялась высокая летальность от дизентерии – 45 человек.

Великая Отечественная война стала проверкой на прочность для санитарно-эпидемиологической службы республики, которой в 1941 году исполнилось всего семь лет. Но даже войне не удалось остановить ее развитие. В Якутии в эти грозные годы не просто шла ожесточенная борьба с болезнями и эпидемиями, но открывались новые станции и лаборатории, а главное, накапливался потрясающий бесценный опыт – залог будущего успеха.

Достижения, успехи службы республики – это результат беззаветного, напряженного труда, профессионализма ветеранов службы, ее республиканских специалистов.

 

Много достижений, множество побед...